15:41 

Близнечный Миф
я не веселый. у меня истерика. падение подобно полету, но только ближе конечная цель
Автор: Близнечный Миф
Название: Отрицательный герой
Пейринг: Пьеро/Арлекин
Рейтинг: PG-13
Размер: мини
Описание: на заявку - Максим Леонидов - Маленькая роль

Слеш с элементами сюра. Актёры, которые больше не различают, где реальность, а где игра. Маски снимаются долго, практически с кровью. Рейтинг не выше R, без насилия, без флаффа.
Песня:




Отрицательный герой

Меня называют Пьеро, я король черно-белого королевства.

В моем королевстве всегда беззвучно. Не слышно ничьих голосов, смеха. Мои придворные осторожно ходят по дворцу на цыпочках, нацепив поверх обуви белые мягкие чехлы, боясь шагами разрушить гармонию моего мира. Они даже дышат так тихо, что иногда я сомневаюсь, живые ли они, нужен ли им вообще воздух.

В моем королевстве всегда темно. Плотно задернуты шторы, так, что свет лишь тонкой белой полоской выскальзывает из-под тяжелой завесы. Разрисовывает белым контуром мою постель. Полумрак оседает на гладких белых стенах черными глубокими тенями.

***
Но в последнее время во дворце стало беспокойнее, чем обычно. И это угнетает меня. Особенно потому, что суета эта была связана с моей предстоящей свадьбой. А я совсем не хотел жениться. Мне было вполне комфортно в одиночестве, и я не хотел ничего менять. Но я король, и я должен взять в жены принцессу какого-нибудь соседнего королевства. Я выбрал Мальвину: она была довольно мила и вроде бы не очень многословна.

Возможно, подготовка к свадьбе не раздражала бы меня так сильно, если бы проходила без моего участия. Но нужно было сшить для меня свадебный костюм. Каждый день ко мне приходили лучшие портные со всего королевства, чтобы в итоге сшить чудовищное барахло вместо приличного костюма. У одного плечи рубашки получались слишком узкими, у другого – штаны слишком короткие. У третьего – воротник болтался на шее какой-то тряпкой, а у четвертого все было в каких-то отвратительно-пошлых складочках и оборочках.

Все это меня, откровенно говоря, ужасно утомило. Я закрылся в тронном зале, с ногами забравшись на белый гранитный трон. Приказал никого не пускать ко мне, мрачно размышляя, что быть королем не так уж и весело, и в любой момент тебя могу расстрелять у стены даже, может быть, во благо нашей чертовой страны.

***
- Сюда нельзя!
За стеной раздались оглушительные крики, чей-то визг, звон бьющихся наполньных ваз. Кто-то с треском выбил дверь и отпихнул перегородившего дорогу советника. Этот «кто-то» оказался молодым человеком довольно странного вида. Он оделся в вызывающе-красный шутовской наряд, на который золотыми нитками были нашиты ярко-зеленые и голубые заплатки, на голову натянут дурацкий колпак с бубенцами, звенящими при каждом движении.

- Как-то у тебя тут совсем уныло!

Гость влетел яркой вспышкой в мой бесцветный мир, он разорвал своим смехом хрупкость глухого пространства. Раздернул рывком шторы, и мелкие крючки посыпались с карниза. Лихо запрыгнул на подоконник, распахивая окна, впуская в зал слишком много ослепительного солнечного света.

- Кто ты такой? Что тебе от меня нужно? – я спросил, жмурясь, прикрывая лицо ладонью.

- Я Арлекин, – он сделал сальто назад и, перевернувшись в воздухе, приземлился на подлокотник моего трона, встал на руки. – И я хочу сшить для тебя лучший свадебный костюм.

Он легко спрыгнул на пол, поправляя блестящие, разрисованные черно-красными ромбами лосины, слишком тесно обтягивающие его длинные, худые ноги с острыми коленями.

- Ты портной? Но ты не очень-то похож… - сказал я с недоверием.

- Внешность обманчива. А я…– он широко улыбнулся, – люблю удивлять.

Расстегнул большие круглые пуговицы на рубашке, немного обнажив плечо. Поймав мой взгляд, он улыбнулся.

- Не волнуйся, мальчик мой! Твой наряд не будет таким эксцентричным.

Хитро сверкнув невероятно-желтыми глазами, хмыкнул в кулак.

– Ну почти.

Распахнул рубашку настежь. Подошел ко мне ближе, доставая из внутреннего кармана измерительную ленту. На его груди, прямо под ключицей, я заметил небольшую татуировку – черного пуделя, гоняющегося за собственным хвостом.

Я вжался в спинку трона и закрыл глаза, не желая смотреть на его неприлично голый живот, мышцы едва заметного пресса и эту аккуратную впадину пупка, проколотого колечком с золотой рыбкой. То есть, скелетом золотой рыбки. Маленькие рубины в ее глазах сверкали так ярко.

Арлекин схватил меня за плечи и вытолкал с трона. Я нехотя встал, глядя на него с ледяным презрением. Не помогло.

- Ну и что ты стоишь?

Он всплеснул руками, точно как моя суматошная служанка Коломбина, вечно обо всем беспокоящаяся и вечно ничего не успевающая. Но Арлекин не был моей служанкой. Он уставил руки в бока и, выгнувшись немного назад, сказал насмешливо-приказным тоном.

- Раздевайся!

- Ты что себе позволяешь? – я вспыхнул от возмущения, наверное, даже под густым слоем пудры мои щеки заметно покраснели.

Он подошел ко мне сзади, пытаясь расстегнуть пуговицы на спине моего балахона. Мне это не понравилось. Я вырвался из его рук. Выкрикнул, плотнее натягивая на себя одежду.

- Никто не смеет прикасаться ко мне!

Он посмотрел на меня, озадаченно изогнув бровь.

- Погоди. Ты хочешь сказать, что тебя обмеряли прямо в одежде.

- Да! – я сцепил руки на груди и нахмурился. Но, кажется, мой грозный вид снова не впечатлил Арлекина.

- Да ладно?! – он вдруг расхохотался, обхватывая голову, так что даже колпак, звеня бубенцами, слетел на пол.

А у него оказались короткие, едва достающие до середины шеи, рыжие волосы, заплетенные в мелкие африканские косички, нанизанные разноцветные бусины и шнурки придавали его виду какой-то инфантильной трогательности. Но он вдруг стал серьезным.

- Не удивительно, что никто не смог сшить тебе нормальный костюм. Этот бесформенный мешок – он несколько раз дернул подол моей одежды. – врет твои размеры. Сантиметров на… - он задумчиво посмотрел в потолок, потирая переносицу. – много.

Снова рассмеялся. Подскочил ко мне, быстро-быстро перебрал пальцами всю дорожку мелких пуговиц. Я даже опомниться не успел, как мой балахон оказался сброшенным на трон.

Я стоял, смущено обхватывая свои озябшие плечи.

- Ну а теперь штаны, – Арлекин, кажется, решил окончательно вывести меня из себя, издевательски щелкая суставами пальцев, - Да хватит из себя строить робкую девочку.

Он быстро стянул с меня штаны. А я вдруг чувствовал себя куском свежего мяса, подвешенного на железный крюк в холодильнике. Холодно, черт возьми. Еще оценивающе смотрел на меня, скользнув внимательным взглядом от макушки до ног.

- Какой же ты худой-то! – весело хлопнул ладонью по моему животу.

Я согнулся так, как будто меня пробили тараном.

***
Арлекин обматывал меня измерительной лентой, хотя почти не смотрел на цифры. А потом и вовсе выронил ее на пол, и, запутавшись ногами в ее красивой спирали, отфутболил под мой трон. Измерял меня расстоянием от большого пальца до указательного.

Его руки не были похожи на грубые, исколотые иголками руки других портных, глядя на которых содрогаешься лишь от одной мысли, что они будут тебя трогать. О нет. Его руки были мягкими и теплыми, а прикосновения холодными. Как если бы меня крепко растирали колким снегом, а он бы сразу таял на моей раскрасневшейся коже, ледяными струйками стекая вниз. Арлекин обхватывал меня сзади, стискивал в объятьях грудь, так что я не мог вдохнуть, скользил по ребрам, как будто пересчитывал их. Его длинные пальцы, казалось, гнулись во все стороны, напоминая гибкие ветви осины. А мне было трудно хранить непроницаемость и королевскую надменность, когда меня изучали, как маленького мальчика на медицинском осмотре.

- Когда это закончится? – спросил я нетерпеливо, когда он положил растопыренные ладони на мою талию, задевая мизинцем белую ткань моих трусов. Арлекин оттянул бельевую резинку и больно прищелкнул меня по пояснице. Рассмеялся, игриво кусая губы.

- Спокойствие, Пьеро. Только спокойствие. Я уже все закончил.

***
А потом он исчез. Не появлялся несколько дней. Все вернулось в привычное русло, и я почти забыл о нем и даже о свадьбе. Я сидел на троне, опустив ноги на черные плитки пола. Раскрыл тяжелую книгу с пропахшими нафталином пожелтевшими страницами, на которых вычурным шрифтом с витиеватыми буквицами рассказаны истории из жизни моего рода. Я читал, и мне казалось, что я слышал грохот и пальбу ушедших сражений. Особенно нравились мне красивые легенды о подвигах и любви славного маркиза Карабаса. И его герб – выгнувшийся, вздыбившийся кот – был выгравирован на моем серебряном перстне.

Я и не заметил, как Арлекин появился в зале. Он подкрался ко мне и захлопнул книгу, чуть не ударив меня по носу. Я фыркнул, наглотавшись пыли. Он засмеялся.

- Какую же ты скуку читаешь, там, небось, и картинок нет, – сбросил книгу на пол. – А я вот тебе костюм твой принес.

- И где же? – спросил я удивленно, глядя на его пустые руки.

- Да вот же.

Арлекин спрыгнул на пол и жестом фокусника достал из кармана, встряхнул сложенный в несколько раз платочек, который развернулся, превращаясь в свадебный костюм.

Я восхищенно выдохнул, торопливо раздеваясь. Мне не терпелось быстрее примерить свой новый наряд. Но Арлекин остановил меня.

- Погоди. Дай я тебе еще покажу.

Он снял с моего мизинца перстень и легко пропустил через него костюм. Арлекин улыбнулся, заметив, как от восторга расширились мои глаза. Протянул на раскрытой ладони кольцо.

- Забирай себе, – я ударил его по руке, так что перстень соскользнул на пол. Арлекин нагнулся за ним в манерном поклоне. Сдул невидимую пыль и, едва коснувшись губами печатки, надел перстень на мизинец, любуясь на свою руку.

Когда я надел костюм, понял, что никогда не носил ничего удобнее и прекраснее. Золотая почти невесомая ткань рубашки струилась по моим плечам, спускалась до талии, легкой волной обхватывая пояс. Штаны, расклешенные книзу, спадали на мои босые ступни.

Только манжеты и воротник были приколоты к рубашке булавками. Арлекин достал катушку с золотыми нитками и стал дошивать костюм прямо на мне, зажав булавки во рту. Подушечками пальцев он как будто случайно касался моей обнаженной шеи, колол кончиком позолоченной иголки. Я вздрагивал. А потом он брал меня за запястье и, сосредоточенно хмуря брови, выводил аккуратную цепь стежков, но странное дело – как только он сделал последнюю петлю и оборвал нить зубами, шов исчез, как будто его и не было. Точно куски ткани скреплялись друг с другом по какому-то волшебству.

- Как же это? – недоуменно спросил я.

Он лишь загадочно улыбнулся, пряча свои швейные инструменты обратно в карман.

Арлекин подвел меня к большому зеркалу. Глядя на свое отражение, я невольно залюбовался. Казалось, костюм преобразил меня, сделал красивее, чем я есть на самом деле. Черные блестящие волосы до плеч забраны в хвост, перевязанные у затылка черной лентой. На белом, присыпанном пудрой, лице выделялись густо подведенные черные глаза, из которых текли чернильные слезы. На бесцветных губах застыла, как всегда, немного грустная улыбка. Я одобрительно кивнул.

- Ты настоящий мастер Арлекин. Что ты хочешь получить за свою работу?

Он поправил мой воротник, провел ладонью по груди и вдруг крепко прижал меня к себе, скользнул по щеке раздвоенным, как у змеи, языком. Жарко прошептал.

- Откровенно сказать, всей твоей казны не хватит, чтобы достойно оплатить мое искусство. Но не переживай, я сам возьму то, что мне нужно.

***
Алтарь стоял за тяжелым черным занавесом. Я взялся за растрепанную кисточку на конце толстой веревки, спускающейся до пола, приоткрыл завесу.

Мальвина была прекрасна в своем подвенечном голубом платье, в ее волосах сверкал нанизанный жемчуг, и она сама, казалось, светилась изнутри. Я подошел к ней медленно и величаво. Обнял. Перед нами стоял священник, а за его спиной – в ряды выстраивались золоченые иконы с ликами святых. Их безбородые лица казались детскими. А в глазах светилось любопытство. Преисполнившись торжественностью момента, я сбросил с плеч королевскую мантию, оставшись в костюме, сшитом Арлекином.

Мальвина посмотрела на меня как-то странно.Театрально прикрыла ладонью рот. Я улыбнулся, не совсем понимая причину ее смятения. Костюм, конечно, прекрасен, но почему в глазах Мальвины страх, а не восхищение?

- Отличный костюм, правда? – спросил я, взяв ее за руку.

- Костюм? – ее голос звучал взволнованно.

Вдруг один из святых с иконы растянул губы в усмешке и выкрикнул.

- А король-то голый!

Все потонуло в заливистом смехе и топанье ног. Я оказался посреди сцены. Из зрительного зала на меня смотрели тысячи детей. И они смеялись, смеялись до колик, до истерики, раскрывая свои безобразные беззубые рты. Родители хватали детей за руки, закрывали глаза, что-то возмущенно кричали, но не могли никак успокоить.

А я совершенно не понимал, что происходит. И куда все исчезло. На мне был мой костюм, но почему-то никто не видел его. Я спросил Мальвину.

- Неужели ты не видишь? Смотри, какой замечательный костюм.

- Алеша, – в ее глазах блеснули слезы. – Алеша, милый. Нет никакого костюма.

Набросила мне на плечи мантию, которая стала обматывать меня, душить, сдавливать грудь. Я упал на колени, пытаясь сорвать ее с себя, раздирал ногтями спину в кровь, но мантия лишь сильнее врастала в кожу. Я крутился и выгибался, отбивался от окружавших меня демонов, разбойников и диких животных, а они плотнее смыкали круг. Один из них, видно, самый главный, великан подошел ко мне и закричал.

- Алеша!!! Гад ты такой! Ты что хочешь под суд меня подвести за растление? Совсем что ли с ума спятил? Это детский театр. Детский! Не какой-то там типа современный экспериментальный. А самый обычный детский.

Говорил долго, кричал, брызгая слюной, яростно топал ногами и размахивал кулаками, но я ничего больше не слышал, кроме смеха святых и звона колокольчиков. Бубенцев на одежде Арлекина.

Он висел на страховочных тросах вниз головой, зацепившись ногами за деревянную перекладину. Подхватил меня на руки. Улыбнулся.

– Мне досталось в этой пьесе очень маленькая роль. Но кажется мне, она куда значительней, чем твоя.


***

Я сидел на своем троне в широком белом балахоне, полностью закрывающем мои ноги. Страшно болела голова. И в груди было как-то пусто и холодно. Я дрожал. Арлекин, одетый в золотой костюм, сидел на подлокотнике и нежно гладил меня по плечу. Я грустно усмехнулся, заглядывая в его желтые глаза.

- Они говорят, что тебя нет. Они говорят, что я выдумал тебя. Что у меня помутился рассудок. Это неправда так ведь, Арлекин?

- Конечно, неправда. – он улыбнулся, сползая ко мне на колени.– Это они хотят, чтобы ты так думал. Они враги нам, Пьеро. Знай это.

- Ну и как же мы справимся с врагами теперь? – я беспомощно протянул к нему руки, спрятанные в длинных зашитых рукавах балахона.

Арлекин приложил пальцы к моему рту. Убедительно прошептал, целуя в губы.

- Мы прорвемся, мой король!

@темы: G-PG-13, Арлекин, Дель Арте, Пьеро, Текст

   

Кукольный Театр

главная